#Вечербреда. Всякаямуть Увидел 5 подписчиков…

#Вечербреда. Всякаямуть
7b0d8c2e48a5dab60eee1bb02c24fd6f-min

Увидел 5 подписчиков у блога, ха-хакнул, ибо подписчиков то небыло, то навалилось 4 кроме меня. Глянул, и вправду нет никого. Но сразу появилось ощущение «о…теперь я должен думать о чем писать». Самая ублюдская вещь, что я когда-либо делал — это писать для кого-то. Пишешь не ты, а твое стремление угодить. Это не исключает ценности тех мыслей, хранящихся где-то, но для меня они скорее пример того, что делать не стоит. Напоминание.

А суть собственно в том, что сегодня вечером я два часа нес всякую муть. Я ее часто несу, но так вот чтоб целенаправленно и таким себе потоком мыслей, не особо помню когда было последний раз. И это смешно и забавно и мило, и прекрасно, когда в потоке этой всей мути человек понимает, почему это смешно. Есть люди, которые пишут рассказы, книги, фанфики. А я сегодня открыл для себя, что мне проще писать всякую муть, в общении с кем-то. Это беседа, когда из одного получается другое, а из другого третье. Беседа обо все и ни о чем одновременно…такая беседа позволяет мне условно забыть обо всем, и просто улыбать кого-то всякими глупостями. Наверное если я поведу дальше эту логическую цепочку, то приду к тому, что я в такой беседе вижу свою полезность/актуальность. Такая себе минутка славы фокусника-неудачника, постоянно вытягивающего мертвых птиц из шляпы.

Данный ход мыслей можно увести еще дальше, о причинах, следствиях и прочем, продолжить самокопание, но я и так для ясности сути своей мысли написал все то, о чем предпочитаю не писать в Нотсах. Я бы предпочел все ограничить тем, что мне приятно осознавать свою полезность, даже если эта полезность заключается в какой-то мелочи.

«Уваги хочеш, як тамагочі,
Коли ти на одинці, коли один.»

«Трудно быть хорошим всегда
Сложно казаться всегда довольным
Посмотри как горят у других города
Люди горят, что разделены войнами

Память стремится к нулю
Что вчера люблю
Бликом несется на поезде в бесконечность
Важно средь войн и пожаров хранить одно
То, что когда-то звалось человечность.»