Между делом думая…

Задумался, что я бы мог вообще забросить фотографию. Нет, серьезно. Это весьма высокозатратное хобби без какого-либо выхлопа, и….для чего? Этот вопрос я задал себе буквально вчера. И не нашел на него ответа. Я не уверен, насколько это хобби не навязанное мне же мной же. В широком смысле я не стану хорошим фотографом, так есть ли смысл тогда вовсе?

Распродать все к чертовой матери и остаться с каким-то среднепаршивеньким Panasonic LX5 — более чем достаточно для моих потребностей и возможностей. Видимо я стал слишком много тратить в этом направлении, и это вызвало обратную реакцию — отторжение. Когда ты начинаешь считать затраты, и…не понимаешь, чего ради они. Я вот не понимаю. Как тогда с идеей камеры для ютуба, с чего все, очень вероятно, и началось. Не могу найти в себе доводы, для чего мне нужна фотография..

Проблема в том, что сегодня я так говорю о фотографии, завтра о блоге, послезавтра о людях. Чувствуете суть? Мне сложно понять, где заканчивается грань равнодушия к чему-либо или кому-либо и начинается то самое, что привыкли называть депрессией. Но сегодня у меня ровным счетом такой настрой, что я бы к чертовой бабушке кинул все то что у меня есть по фото-направлению, относящееся ко мне, и забил на это все, а также снес к чертовой бабушке фотосайт. И еще много-много чего сделал. Вряд ли бы удалил все сделанные снимки, но все же…

Я это все не делаю, потому что сейчас даже в этом не вижу смысла. Ибо все по накатанной…когда-то это все плохо кончится. Догадываюсь чем, не догадываюсь как. Сегодня вот упоминал о боли. Возможно ответ на вопрос о том, почему я с годами все меньше воспринимаю физическую боль — кроется в том, что она плавно перетекает в некую моральную боль. Грубо говоря, то что у меня в голове, заставляет больше страдать, чем те раздражители, что есть в повседневной жизни. Не так, чтобы страдать-страдать, но с детства, пожалуй, у меня было то самое чувство, которое называют «защимит в груди». Когда тебе от каких-то эмоций больно настолько, что сводит все внутри. Я даже когда-то верил, что когда-то эта боль будет настолько сильной, что мое сердце просто остановится. Я ее олицетворял с ним. И вот, спустя лет этак 20, я вспомнил те эмоции и ощущение.

20 лет назад я боялся зубных и того, что будет в процессе или после. 20 лет спустя я боюсь моментов, когда остаюсь наедине со своими мыслями.

Добавить комментарий